среда, 28 января 2015 г.

Неформальные лидеры как инструмент управления массами в интернете.

1369685826_leaders
1. Введение.

В этой статье мы поговорим о неформальных лидерах. Кто это такие, какова их роль в формировании общественного мнения в интернете, как явление неформального лидерства влияет на общественно-политическую жизнь в оффлайне. Как уже не раз говорилось, с развитием интернета происходит обесценивание содержащейся в нем информации и возрастание роли авторитетности источника. Происходит это потому, что если объем доступной информации в сети возрастает экспоненциально, то количество человеческого внимания, способного эту информацию поглотить, растет линейно и значительно медленнее, причем в последние годы рост даже замедляется. Человек начинает просто тонуть в потоке противоречивых новостей, событий, фактов. Ему нужен кто-то, кто сможет разложить все по полочкам, дать фактам трактовку, создать из них непротиворечивую картину мира. 

Эта психологическая потребность существует в людях с самого раннего детства, когда они задают родителям одни и те же вопросы "почему", "что", "как". Но, по мере взросления, большинство людей осознает, что родители это еще не истина в последней инстанции и могут ошибаться, что мир сложнее и в нем существуют люди, разбирающиеся в его устройстве лучше, чем родители. По этой причине подростки обычно больше доверяют не своим родителям, а некоторым особо харизматичным учителям, старшим товарищам, спортивным кумирам, успешным бизнесменам, в общем всем тем, кого по тем или иным причинам считают "крутым". Мол раз он "крутой", значит наверняка знает, что да как. 

В информационную эпоху подростком в той или иной степени является практически каждый человек, поскольку сама жизнь требует постоянно учиться чему-либо новому, обновлять и дополнять картину мира. А тут еще и интернет со своим бесконечным потоком информации, вызывающей больше вопросов, чем ответов. Понимая, что родители тут уже не помогут, взрослый ребенок начинает искать авторитетных интеллектуалов, способных дать ответы на возникающие вопросы. Здесь, правда, выясняется, что людям из властных органов, крупных СМИ, официальных структур образования и науки, доверять нельзя, ибо они все куплены и действуют в интересах Государства, Власти, крупного бизнеса. Следовательно надо искать других, независимых экспертов жизни, самостоятельно добившихся в ней успеха и желающих поделиться своим собственным авторитетным мнением.

1369686176_intellectuals
2. Народные интеллектуалы как исторически обусловленный класс.

Таким образом, в определенный исторический период времени возросла потребность в народных экспертах от сохи, которые бы не только обладали незаурядным умом, харизмой, энциклопедическими знаниями и жизненным опытом, но и были бы способны популярно объяснить простым людям всё многообразие окружающего мира. Но откуда этим людям было взяться ? Тут, конечно, можно выделить несколько источников. 

Во-первых, это телевизор со своими многочисленными шоуменами и известными журналистами. Конечно, как мы уже говорили, в массе своей людям из теле-ящика доверия нет, но в каждом правиле есть исключения. Если человек не запятнан скандалами, говорит умные и приятные массовому сознанию вещи, он выделяется на фоне прочих телезвезд и быстро становится народным кумиром. Характерный пример - Анатолий Вассерман. 

Во вторых, это звезды спорта, эстрады, бизнеса и т. д. Тут, конечно, многое зависит от аудитории. Молодежь больше тяготеет к спортивным кумирам, особенно в области различных боевых искусств, которые могут научить тому, чему хочет научиться чуть ли ни каждый подросток - драться. Женщины предпочитают популярных эстрадных исполнителей, актеров, топ-моделей. Стремящиеся к успеху карьеристы прислушиваются к мнению известных бизнес-тренеров и успешных селфмейд-предпринимателей. 

В третьих, это люди творческих профессий, получившие признание благодаря интернету. Вот живет, например, сантехник Вася и пишет книжки. Потом выкладывает свое творчество в сеть, и оказывается, что содержащиеся в его рассказах идеи и мысли гениально описывают реальность с точки зрения многих тысяч людей - таких же как он простых мужиков с улицы. И вот, Вася получает широкую известность, заводит свой блог и ему начинают задавать вопросы о жизни.

И, наконец, самый распространенный инкубатор сетевых авторитетов - это сам интернет. Возьмем любой форум - там обязательно отыщется несколько завсегдатаев-знатоков, владеющих предметом лучше остальных и за это пользующихся уважением форумного сообщества. Развитие блогинга и социальных сетей привело к тому, что из огромной массы графоманов-любителей выделилось небольшое количество профессиональных блогеров, имеющих аудиторию в десятки и даже сотни тысяч человек. 

Такие блогеры регулярно постят на свои страницы заметки, в которых комментируют освещаемые средствами массовой информации события и отвечают на вопросы читателей. Отчасти появление народных интеллектуалов связано с общим падением доверия к "официальной" элите на фоне расцвета сетевых средств коммуникации. Похожая ситуация в нашей истории уже была в начале 20-го века, когда активная деятельность народников сопровождалась ослаблением авторитета царской власти. Также хорошо известно явление, когда при слабом руководителе его функцию фактически начинает выполнять активный и амбициозный сотрудник, обладающий для этого пороговой компетентностью и лидерскими качествами. Таких само-выдвинувшихся из народа интеллектуалов мы и будем называть неформальными лидерами.

1369686388_pastva

Появление и активное распространение неформального лидерства получило позитивную оценку большинства наблюдателей. Еще бы, на наших глазах воплощается вековая мечта демократической интеллигенции о гражданском обществе, представленном сетью независимых общественных экспертов. Каждый из этих экспертов по уровню компетентности не уступает людям из высоких кабинетов, но в то же время свой в доску мужик, который не обманет. Кажется, что теперь от зоркого глаза общества не ускользнет ни одна ошибка действующей власти и народ обретет то, чего ему так не хватало в доинтернетную эпоху - свой собственный распределенный общественный мозг. Мозг, выражающий интересы и волю народа, способный собирать и анализировать всю необходимую информацию, оперативно реагировать на ситуацию в стране, контролировать и оценивать чиновников. Но, как это часто бывает, достигнув определенного уровня влияния народные неформальные лидеры превратились в особый социальный субкласс, имеющий собственные групповые интересы и место в социальной иерархии.

3. Неформальные лидеры и общественное мнение.

Обладая популярностью, сетевой интеллектуал может использовать ее для пропаганды своих ценностей и взглядов на жизнь. Однако, чаще он стремится удовлетворить вкусы аудитории и подстроиться под ее настроения и стереотипы. При этом, чем больше этот персонаж знаменит за пределами интернета и чем меньше его известность связана с непосредственно заметками в блоге, тем с большей вероятностью он будет говорить искренне, ведь его высказывания в сети мало скажутся на его популярности и доходе. А вот те, кто знаменит исключительно благодаря сетевому умствованию, вынуждены подстраиваться под взгляды аудитории, поскольку без нее они - никто. Это приводит к тому, что чем авторитетнее блогер именно в тех вопросах, про которые пишет, тем ближе его мнение к мнению аудитории, тем более компетентным эта аудитория считает свое собственное мнение, даже если оно ошибочно.

1369686642_stado

Почему так происходит ? А потому, что взаимосвязь между мнением лидера, его авторитетом и мнением масс хорошо описывается известным в политической психологии законом. Данный Закон утверждает, что популярность лидера, высказывающего непопулярное мнение, падает значительно сильнее, чем за счет этого возрастает популярность высказанного мнения. При этом, если высказанное мнение сильно непопулярно, то его высказывание может убить авторитет лидера, не изменив при этом настроения публики, которая подумает что данный лидер - идиот. Если же, наоборот, мнение для публики не принципиально, а лидер мегапопулярен, то он может довольно безболезненно для себя увеличить популярность мнения у людей. Таким образом, умные неформальные лидеры берегут свой авторитет и избегают высказывать резко непопулярные мнения.

Тем не менее, как показывает практика, несмотря на упомянутый закон неформальные лидеры оказывают чрезвычайно высокое влияние на общественное мнение. Этому есть две причины. Первая состоит в том, что неформальных лидеров много, если каждый из них по отдельности оказывает малозаметное влияние на аудиторию, то в сумме эти влияния складываются в очень даже существенный результат. Особенно, если их взгляды когерентны в каком-либо вопросе. Вторая же причина заключается в образовании вокруг каждого из неформальных лидеров особого центра кристаллизации, собирающего вокруг себя сообщество (комьюнити). Это комьюнити выталкивает на верх новых неформальных лидеров - лидеров второго плана, которые лояльны первичному неформальному лидеру и помогают ему распространять свое мнение среди остальных участников сообщества.

Здесь часто возникает интересный эффект самоманипуляции внутри коллектива. Выглядит это так: когда люди не уверены в обсуждаемом вопросе, они склонны полагаться на мнение окружения, а когда они не до конца понимают суть, то склоняются к наиболее простому объяснению. В результате в коллективе доминируют простейшие (=глупейшие) точки зрения, более глупые чем те, к которым пришел бы каждый самостоятельно. И более стойкие. Это еще деструктивнее, чем пропаганда извне. С этим невозможно бороться — какую бы логическую слабость теории ты ни показал, люди ей не поверят (см. эксперимент Аша).

В конечном счете, практически в любом сообществе, даже самом небольшом, есть свой заводила, инициирующий мемы и идеи, задающий микромоду и микротренды в своем микросообществе. Можно сказать, что так называемое "общественное мнение" это и есть мнение не всего общества, а его неформальных лидеров.

4. Классификация неформальных лидеров и их роли.

Какие бывают неформальные лидеры ? Для начала рассмотрим классификацию неформальных лидеров по их положению в собственной иерархии. В зависимости от взаимоотношений с комьюнити и другими лидерами, неформальные лидеры делятся на следующие уровни:

1. Лидеры первого плана.
Это наиболее авторитетные и харизматичные публичные персоны, вокруг личности каждого из которых строится сильное комьюнити. Лидер первого плана - самый главный в своем сообществе, имеет все права по приему в сообщество новых членов и изгнанию провинившихся. Часто он оказывается экспертом в соответствующей предметной области, к которому в случае возникновения спора обращаются за разъяснением. Такой лидер практически всегда является автором соответствующего сайта, блога, паблика в социальной сети. Как правило, его известность распространяется далеко за пределы комьюнити и к его мнению прислушиваются действительно большие массы людей.

2. Лидеры второго плана.
Лидеры второго плана. Лидерами второго плана становятся самые активные и компетентные участники сообщества, которые помогают лидеру первого плана транслировать свое мнение в массы и за счет этого пользуются его пиаром и поддержкой. Такие люди являются завсегдатаями соответствующего форума (блога): активно участвуют в дискуссиях, кидают ссылки на интересные новости, вводят в курс дела новичков, в общем, обеспечивают сообществу бурную жизнь. Сильные лидеры второго плана способны поддерживать сообщество на плаву даже в отсутствии главного лидера. Они - ядро сообщества.

3. Теневые лидеры (серые кардиналы).
Особую роль занимают так называемые теневые лидеры, или "Серые Кардиналы". Серый Кардинал редко пользуется сколько-нибудь существенной популярностью, но при этом его высказывания могут оказывать косвенное воздействие на тренды и изменения в настроениях масс. Это происходит потому, что к мнению теневого лидера часто прислушиваются публичные лидеры, а также люди пользующиеся доверием у публичных лидеров. Серые Кардиналы, как правило, являются очень сильными аналитиками и психологами, способными предсказать развитие ситуации на несколько "ходов" вперед.

Также неформальных лидеров можно классифицировать по способу их воздействии на мнение, организацию и поведение масс. Тут можно выделить четыре группы:

1. Идеологи.
Как явствует из названия, идеологи придумывают идеологию. Такую, которая бы, с одной стороны, объединяла и обобщала всю сумму мировоззрений отдельных членов комьюнити, а с другой - простиралась бы далеко за пределы комьюнити и определяла мировоззренческие ориентиры широких масс. По сути, идеолог занимается формализацией витающих в головах народа идей в стройную и целостную мировоззренческую картину, которую потом уже должны транслировать в массы лидеры другого типа. Идеолог редко обладает привлекательной для масс харизмой и даже не обязательно является хорошим оратором. Часто высокомерен и зануден, что отталкивает многих людей. Главная черта идеолога - сильное синтетическое мышление, способность годами развивать свою концепцию и досконально разложить ее по полочкам в статьях и книгах. Поэтому, идеологи формируют, как правило, небольшие, но достаточно сплоченные и интеллектуально развитые сообщества людей, увлеченных идеей. Если среди этого сообщества попадаются харизматики и ораторы, то они уже доносят эту идею для масс.

2. Массовики-затейники.
Большая часть неформальных лидеров относится к массовикам-затейникам, основная задача которых состоит в том, чтобы привлечь в сообщество как можно больше народу и распиарить себя как можно ширше. Массовики-затейники всегда обладают харизмой и чувством юмора, общительны, очень работоспособны, умеют привлечь к себе внимание людей. Часто происходят из той же социальной среды, что и большая часть аудитории. Прежде всего, массовики-затейники распространяют собственное творчество и генерируют интересный для сообщества контент, привлекающий публику из разных социальных групп. Но при этом они ненавязчиво транслируют в массы собственные жизненные принципы и установки, ведут основанную на личном доверии, и потому эффективную, пропаганду. В отличие от идеологов и организаторов, массовики-затейники в большинстве случаев не занимаются прямой и явной агитацией какой-либо политической активности и не формируют общественные организации. Их задача - создание и поддержание определенной культуры, формирование и популяризация основанных на этой культуре сообществ.

3. Организаторы.
Там где появляется крупное и идеологизированное сообщество, внутри которого к тому же идут интенсивные коммуникации, неизбежно возникают вопросы вида "а что же делать ?". То есть появляется потребность в некой гражданской активности, дабы бурлящие в головах идеи не оставались пустой болтовней. И вот тут на сцену выходят организаторы, способные инициировать такую гражданскую активность и преобразовать идейно-эмоциональную энергию масс в физическую энергию конкретной деятельности. Организаторы готовы сами пойти впереди организуемых ими "колонн" и личным примером сподвигнуть их на то или иное действие. Также как массовики-затейники, организаторы обладают харизмой и работоспособностью, но при этом готовы взять ответственность на себя и воплотить свои слова в действие. Сильной их стороной является не только умение ответить за свои слова, но и способность связать теорию и практику. Слабость организаторов заключается в том, что они редко обладают развитыми аналитическими способностями и могут просчитать последствия своих действий на много ходов вперед. Чем часто пользуются так называемые подстрекатели.

4. Подстрекатели.
Идея того или иного действия, на которое людей вдохновляет организатор, возникает не из пустого места - ее в сообщество бросает кто-то, причем не обязательно сам организующий. Этим делом часто занимаются подстрекатели, которые явно, или через намеки, бросают в сообщество некую привлекательную для публики идею, или инициативу. Подстрекатели не обязательно являются троллями (хотя троллей среди них много), они просто умеют нащупать болезненную точку в психики людей и выдвинуть броскую мысль, которую подхватят массы. Подстрекатели ярки и изобретательны, часто генерируют новые популярные мемы и шутки. Не всегда могут оценить последствия своей креативности, практически никогда ни за что не отвечают.

5. Антилидеры (шуты).
Особую категорию неформальных лидеров составляют так называемые антилидеры, или шуты. Шут - это такое публичное лицо, которое известно в первую очередь своей дуростью, нелепостью поведения и оценок, заведомой бредовостью продвигаемых идей. Шуты служат для потехи публики и демонстрации ей нелепого, глупого, антисоциального поведения. Высказанная шутом идея, даже будучи правильной по сути, ассоциируется в сознании аудитории с автором и тем самым дискредитируется. Типичный представитель шутов - "либеральный блоггер" Лев Щаранский. Часто шутами по неволе становятся люди, обладающие слабым социальным и интеллектом, и чьи взгляды слишком далеки от мейнстрима. Таковы, например, Новодворская, Гессен, Собчак, Латынина. Обратный пример, когда серьезные и авторитетные среди народа лидеры принимаются интеллигентами за шутов только потому, что их взгляды далеки от взглядов интеллигентов.

5. Непрямое управление неформальными лидерами.

Большинство современных стратегий управления общественным сознанием основано на теории гегемонии итальянского социолога Антонио Грамши. Согласно этой теории, сила, планирующая навязать обществу свою идеологию, должна сперва занять ключевые позиции в институтах гражданского общества - системе образования, научных учреждениях, СМИ, культуре и т. п. В наши дни сюда же относится и интернет с блогосферой, в которых ключевую роль как раз и играют неформальные лидеры. Поэтому, для эффективного воздействия на общественное сознание очень важно завоевать их поддержку, или хотя бы лояльность.

Мало кто из действительно авторитетных неформальных лидеров согласится выставлять свой авторитет на торги. Тем не менее, сам факт того, что неформальные лидеры оказывают серьезное влияние на динамику общественного мнения, заставляет власть держащих обращать на них все больше внимания и осваивать этот сложный, но мощный инструмент управления сознанием масс. Если лидера нельзя купить, на него можно воздействовать косвенно. Например, войти в доверие и подбрасывать дезинформацию. На основании грамотно подобранной дезинформации лидер может сделать нужный манипулятору вывод и распространить его на свою аудиторию. Часто воздействие идет не непосредственно на главного лидера, а на лидеров второго плана, среди которых вполне могут быть засланные казачки, платные тролли, провокаторы и т. п. Являясь троллем, лидер второго плана может подмешивать в генеральную линию партии выгодный заказчику пропагандистский контент. 

Также можно искусственно раскручивать и всячески помогать тем неформальным лидерам, которые продвигают нужную заказчику идеологию. Для этого нужны немалые ресурсы, но результат окупит себя сполна - выращенный сетевой проповедник будет работать на хозяев с энтузиазмом и совершенно бесплатно, думая при этом, что он несет людям правду. Массовое взращивание сетевых пропагандистов с определенным идейным вектором способствует популяризации одних идей и принципов, но в то же время - разрушению других. 

Как известно, короля играет свита. Как бы не был умен и харизматичен тот или иной кандидат в неформальные лидеры, про него так никто и не узнает, если вокруг не соберется группа серьезных и активных соратников - лидеров второго плана. Они способны и на мнение самого лидера повлиять, и аудиторию массовую привлечь. Можно сказать, что от их деятельности порой зависит даже больше, чем от самого окружаемого ими лидера. Когда количество качественных лидеров второго плана превышает некий порог, в дело вступает хорошо известный стадный эффект, как магнит притягивающий массы к вновь образованному вокруг центрального лидера кластеру. Таким образом, нетрудно показать, что мнение популярных неформальных лидеров сформировано волей группирующихся вокруг них лидеров второго плана. И тот, кто хочет это мнение сформировать, должен прежде всего сформировать желания именно этих второплановых лидеров.

Еще одна довольно важная составляющая непрямого управления неформальными лидерами - разведение шутов. Из самого определения шутов следует, что их создание и популяризация требуются для дискредитации вредных для манипуляторов идей. Вредные идеи должны прочно ассоциироваться в сознании масс с другими вредными идеями, такими как алкоголизм, наркомания, слабоумие, преступность и т. п. Поэтому и поддерживать их должны только идиоты или негодяи.

1369688906_vliyanie

Если идеологи и массовики-затейники требуются для длительной подготовительной обработки общественного мнения, то организаторы и подстрекатели необходимы там, где нужно получить уже осязаемый результат. Например, собрать людей на массовую акцию - митинг, флеш-моб, беспорядки и т. п. Инструменты управления организаторами акций могут быть самыми разными - от прямого подкупа и шантажа, до тонкой психологической манипуляции. Но чаще бывает так, что нужное происходит само собой. В конце концов, если какая-либо мысль захватила общественное сознание, то рано или поздно она материализуется.

6. Роль неформальных лидеров в общественно-политическом процессе.

Как уже было сказано, неформальное лидерство развилось во многом благодаря тому, что в условиях избытка информации люди стали ориентироваться не столько на идеи, сколько на личности. Следствием этого стало такое явление, как кластеризация и архетипизация сознания масс, особенно молодежи. Люди стремятся подражать своему неформальному лидеру во всем, копировать его мировоззрение и ценности, даже если они совсем не подходят для копирующего. Это приводит к тому, что общество все больше становится похоже на набор групповых копий различных неформальных лидеров. Например, в сообществах спортсменов большое распространение получают нацистские и ксенофобские воззрения, поскольку продвигающие подобные взгляды неформальные лидеры обычно активно занимаются спортом. В то же время, проповедники толерантности и пацифизма часто увлекаются курением, алкоголем и наркотой. Соответственно и придерживающаяся таких взглядов молодежь в массе своей курит, пьет, физически слаба, никого не привлекает и сидит в изгоях. Ориентация на личностный пример, а не рациональное обдумывание идей по-отдельности, разучивает самостоятельно мыслить, делает человека зависимым от массовых стереотипов. 

Когда блогосфера вместе с населяющими ее сетевыми мыслителями только появилась, казалось что народные учителя резко увеличат политическую сознательность масс, сделают их умнее, научат отличать правду от лжи. Собственно, так оно по началу и было, но до тех пор, пока в интернет-индустрию не пришли большие деньги, а вместе с ними и политика. Как только это произошло, интеллектуальный класс занял полагающееся себе место - место обслуги правящего класса в сфере довольно мощной информационно-идеологической индустрии. Индустрия эта не делает массы умнее, как и любая коммерческая медиаиндустрия она эксплуатирует их невежество, пороки и инстинкты, искажает нравственно-идеологический базис, что в последствии ведет к его деградации и разрушению.

И интеллектуалы играют во всем этом ведущую роль. Только если советская интеллигенция участвовала в разрушении советского идеологического базиса, то нынешний выводок интеллектуалов в массе своей способствует дискредитации и разрушению демократического базиса. Такие неотделимые от западной демократии понятия, как "права человека", "толерантность", "демократические свободы" постоянно высмеиваются и смешиваются с говном, объявляются уделом глупцов и маргиналов. Причем неформальные лидеры не то чтобы сами занимаются дискредитацией либеральной идеологии молодой России, сколько обеспечивают этому процессу интеллектуальную крышу. Иными словами, сей процесс оправдывается ими тем, что он умный и интеллектуальный, а те кто считает иначе - считают так от недостатка знаний и интеллекта. О том, что же на самом деле такое "ум", мы поговорим чуть позже, а пока зададимся вопросом, на что же рассчитывают наши доморощенные интернет-эксперты.

Среди интернет-интеллектуалов разного толка (но чаще консервативно-патриотического) возникла негласная мода делить общественные процессы на два принципиально разных класса: искусственно-манипулятивные и естественно-интеллектуальными. 

Искусственно-манипулятивные процессы создаются буржуазными клоунами от шоубизнеса и интеллигентиками от телевизора, навязываются массам через потребление, моду, субкультуры, оппозиционно-протестные мероприятия и т. д. Понятно, что клоунами манипулируют буржуи, а сами клоуны оболванивают толпы наивных дурачков.

Естественно-интеллектуальные процессы идут от самого народа, который задумывается о смыслах, о созидании, о глобальных мировых процессах, о будущем и т. д. После чего формализуются и выражаются этими самыми народными интеллектуалами, искренне думающими исключительно о народе, идеалах свободы, равенства и братства. Манипулировать и управлять мнением интеллектуалов не возможно, ибо оно является подлинным выражением мощнейшего сплава интеллекта, широчайшей эрудиции, любви, народности и огромного жизненного опыта.

Самих себя и своих читателей интеллектуалы само-собой считают выразителями естественно-интеллектуальных процессов. В результате которых массы, якобы, обретают знания об окружающем мире, т. е. становятся умнее. Но именно тут и кроется их ключевая ошибка, из которой, как будет показано далее, закономерно вытекают и все остальные. Дело в том, что сознание масс в естественном состоянии подчиняется закону неуменьшения дурости (аналог второго закона термодинамики для социальной психологии), согласно которому дурость в естественной социальной среде со временем уменьшаться не может. Уменьшение дурости (и соответственно, просвещение масс) - это абсолютно искусственный процесс, идущий только при наличии политической воли, денег и официальных институтов (Школы, Университета, Церкви). Следовательно, процесс общения интеллектуала со своей паствой может быть либо естественным (т. е. по законам поп-культуры), либо - интеллектуальным, а попытка усидеть на двух стульях одновременно чревата когнитивной шизофренией со всеми вытекающими отсюда последствиями.

На практике, никакой интеллектуальный процесс в среде неформального лидерства не возможен в силу самой стихийно-неформальной природы оного. Неформальный лидер, если конечно он хочет сохранить аудиторию и выжить в борьбе с конкурентами, обязан использовать для этого весь спектр животно-психологических приемов, исконно предназначавшихся для утверждения вожака в стае бабуинов. Он должен потакать низменным инстинктам толпы, стереотипам и предубеждениям ее членов, холить и лелеять дремучее невежество масс, ибо иначе рискует утратить свой статус "самого умного". Неформальный лидер увеличивает невежество аудитории, которое помогает ему воспарить над ней. Таким образом мы видим, что институт неформального лидерства работает точно также, как шоу-бизнес и поп-культура, то есть он оглупляет народ, превращает его в однородную и примитивную массу. Так что, сетевой интеллектуал должен уж определиться, за интеллектуальность он, или за естественность. После чего либо крест снять, либо трусы надеть.

Но даже описанное мной в предыдущем абзаце явление не останавливает интернет-интеллектуалов от продолжения своей деструктивной активности. Да, говорят они, народ глуп и легко внушаем, но мы, мол, для того и ведем свою деятельность, чтобы уберечь сознание масс от влияния всяких вражеских демагогов и экстремистов. Но и тут интернет-гуру себя явно переоценивают. Конструируя интеллектуальную крышу для пещерной дурости и невежества, они легитимизируют эти самые дурость и невежество, чем создают отличное подспорье политикам для дальнейших манипуляций массами. Интеллектуалы, конечно же, этого не видят, ибо считают политиков глупее себя. Но и тут они ошибаются - нихрена политики не глупее, а умнее начитавшихся книженций бывших сантехников. Просчитывая ситуацию на большее чем на то способны народные эксперты число ходов вперед, политики рано или поздно воспользуются сформированной под интеллектуальной крышей дуростью масс. И тогда востребованы станут уже не идеологи и массовики, а организаторы и подстрекатели, которые и поведут стадо баранов на бойню. Ясное дело, всякую ответственность за последствия оного интеллектуалы с себя снимут.

7. Как разобраться, кому доверять?

Возникает закономерный вопрос: можно ли доверять неформальным лидерам и как определить, к чьему мнению стоит прислушаться, а кого стоит опасаться. Для того, чтобы на него ответить, нужно определиться с методологией, которая позволяла бы, во-первых, определять уровень компетентности того или иного интернет-эксперта, а во-вторых выявлять сознательных лжецов и вредителей. В общих чертах эта методология была мной описана в статьях "информационные войны" и "осторожно, новости" и заключается в непрерывном сопоставлении информационного контента с реальной действительностью. Здесь мы рассмотрим ее более подробно и применительно к рассматриваемой теме.

7.1. Системные и несистемные знания о мире.

Одним из главных смыслов существования интернета является накопление знаний и обеспечение этими знаниями населения. Собственно, историческое призвание народных сетевых экспертов как раз и заключается в том, чтобы служить центрами аккумуляции и раздачи знаний. Знания о мире можно разделить на две большие категории: системные и несистемные. Системные знания - это общие универсальные закономерности, правила, целостные модели и концепции. Несистемные знания - это отдельные факты, частные закономерности и правила. Обладая системным знанием можно вывести частное (несистемное) знание. В то же время, для создания нового системного знания нужно накопить необходимое количество несистемных знаний.

Развитие знания заключается в постоянном апгрейде системных знаний путем их замены на новые - с более широкими границами применимости. Для этого нужно постоянно накапливать новые несистемные знания, обнаруживать их противоречия с устоявшимися системными знаниями и фиксировать границы применимости последних, после чего создавать новые, более совершенные, системные знания, в которые бы вписывался весь накопленный массив несистемных знаний.

Причем же здесь неформальное лидерство ? А при том, что информация в сети доступна преимущественно в несистемном виде и для того, чтобы получить не бессвязный набор фактов, а целостное знание, пользователь сети идет к неформальному лидеру, чтобы тот ему все разжевал. То есть, люди бегут от несистемных знаний (коих навалом) и жаждут системных, т. е. целостных. Поставляя своим читателям целостную картину мира, неформальный лидер имеет профит - сохранение и увеличение аудитории. 

Но тут возникает вопрос: заинтересован ли такой интеллектуал в накоплении релевантных для апгрейда этой картины несистемных знаний ? В условиях постоянной конкуренции за аудиторию с другими лидерами - нет, не заинтересован. Массовая аудитория состоит из обывателей, а обыватель держится за устоявшуюся целостную картину и возится с ней, как с писаной торбой. Это для него отличный способ почувствовать себя умнее - ведь у него есть целостная картина мира, а не просто набор голых знаний, как у современной жертвы ЕГЭ. Усваивать новые несистемные знания, не вписывающиеся в "целостную картину", обывателю лень. Поэтому, у него нет никакого желания даже пытаться осознать новые модели действительности, альтернативные старым.

И этой инертностью массового сознания легко пользуются безответственные интернет-демагоги. Они не только изолируют читателя от части несистемных знаний и основанных на них современных моделей, но и навязывают ему пусть целостную, но весьма упрощенную и тенденциозную картину действительности, с опусканием тех важных деталей, знание которых читателем не выгодно демагогам. Этот прием еще часто называют искусственным упрощением, хотя часто эта псевдоцелостность сопровождается еще и нагромождением притянутых за уши усложнений, призванных скрыть внутренние и внешние противоречия модели. Данная особенность свойственна в той или иной мере большинству неформальных лидеров рунета, хотя и не всем. 

Нужно ли совсем отказываться от целостного видения мира ? Конечно нет, ведь создание целостной теории с как можно более широкой областью применимости - это в конечном счете цель любой науки. Но развитие знания часто требует, чтобы на смену одной устоявшейся модели приходила другая, имеющая более широкие границы применимости и способная ответить на широкий спект вопросов. Нужно понимать, какая модель применима к тому или иному срезу действительности, а какая - нет. То есть нужно уметь находить для заданной предметной области свою релевантную модель, работающую в данной предметной области. И тут мы переходим к следующему очень важному вопросу - вопросу о так называемом "уме".

7.2. Что есть ум?

Практически ни одна дискуссия не обходится без апеллирования к уму, а еще чаще - к его отсутствию у оппонента. Часто аргументами являются высказывания вида "это глупо", "умная мысль", "умные люди говорят, что", "он поумнел" и т. п. Все мы стремимся читать умные книги, умных блогеров, посещать умные сообщества, беседовать с умными людьми. Люди, особенно подростки, верят в "Ум", преклоняются перед ним, как перед чем-то мистическим. Но вот с чего люди решают, что вот это конкретное что-либо (мысль, книга, человек) - умное ? Как показывает практика, в подавляющем большинстве за ум принимаются следующие, имеющие весьма отдаленное к нему отношение, вещи.

Первое это харизма, когда человеку кажется, что если кто-либо убедителен, говорит красиво и производит впечатление, то он умен. Это сенсорно-инстинктивное восприятие досталось нам в наследство от обезьян и совершенно не подходит для оценки человеческого ума. 

Второе - это начитанность и эрудиция. То есть, если кто-то прочитал сотни книг, может процитировать оригинальные тексты Шекспира, помнит названия всех спутников Юпитера и Сатурна, то он воспринимается нами как интеллектуал. Хотя на самом деле, это говорит лишь о способности человека запоминать кучу разрозненных фактов, причем в преимущественно в текстовой форме. 

Третье качество, часто ассоциируемое с умом - это успешность. Мол, если человек много зарабатывает в своей области, то он и в любом деле может разобраться и стать экспертом. Но в действительности, успешность определяется не только умом но и работоспособностью, упорством, наличием связей, внешней коньюнктурой и т. п. Да и потом, успешный благодаря своему уму человек вряд ли будет стараться сделать умнее окружающих, скорее он будет использовать их для своей выгоды.

Часто мы считаем умным то, что считают умным окружающие, вернее большинство из них. Типа, если Пелевин популярен - то он умен, ибо миллион леммингов не могут ошибаться. Для того, чтобы понять ошибочность такого рода заключений, достаточно задаться простейшим вопросом - что будет пользоваться большей популярностью: сборник матерных анекдотов, или научная статья по квантовой физике ? 

Наконец, часто встречающаяся ошибка - считать, что умный всегда распознает другого умного и отфильтрует умные вещи от прочего информационного мусора. Но, как показывает практика, эксперт в одной области часто совершенно не разбирается в другой, а победитель математических олимпиад может стать жертвой элементарного мошенничества, то есть в простонародье - стать лохом. Это происходит потому, то обратной стороной хорошей способности к обучению является житейский конформизм, повышенная доверчивость к фактам и неспособность предположить их недостоверность. Из-за этого, представители научной интеллигенции часто неспособны оценить релевантность поступающей информации, отличить важное от второстепенного, а честного информатора от лжеца.

Так что же получается, ум - понятие бессмысленное ? Спешу успокоить - нет. Ум - это способность применять научный метод в исследуемой области. Способность строить адекватные модели действительности на основании имеющейся информации (как достоверной, так и нет). Чем научная модель отличается от лженаучной, а наука - от мракобесия ? Ведь мракобес может считать себя ученым, а настоящих ученых - мракобесами. И ему ничего не докажешь. Научная модель, или теория, отличается от мракобесной тем, что она позволяет строить прогнозы на будущее и удовлетворяет критерию фальсифицируемости. То есть, научная теория предполагает возможность собственной проверки через непосредственный опыт. Мракобесная же "теория" проверки не предполагает, она провозглашается вечной истиной, имеющей метафизические (или гуманистические, и т. п.) основания. Потому, адепты лженаучных теоретических построений не способны с их помощью чего-либо предсказать и вынуждены апеллировать к интеллектуальному авторитету их авторов.

Критерий научности вполне можно использовать и для оценки различных сетевых экспертов. Умный и разбирающийся в своей области эксперт имеет в голове адекватно описывающую предметную область модель, которую можно экспериментально проверить. Если это синоптик, то его модель проверяются простым выходом на улицу. Для социология и политологии существуют свои метрики, описывающие действия властей, политические тренды и настроения в обществе.

Хорошая модель может не только описать происходящее сейчас но и предсказать развитие ситуации в будущем. Понятно, что в гуманитарной сфере точный прогноз не возможен, но общий ход вещей, тенденции, долгоиграющие закономерности, качественная модель обязана рассчитывать заранее и успешно прогнозировать. Стоит ли говорить, что абсолютное большинство популярных в рунете экспертов такими моделями не обладают, прогнозы делать не могут (либо они ни хрена не сбываются) и занимаются лишь пропагандой.

Из этого следует и другое важное отличие грамотного эксперта от шарлатана, заключающееся в осознании им как собственной ограниченности, так и ограниченности (наличия границ применимости) собственных идеологических и моральных концепций.
Настоящий эксперт - это всегда специалист в какой-либо области, будь то история, социология, политология, философия, экономика, или программирование. В другие области он не лезет, ибо понимает что есть другие эксперты, которые глубже знакомы с этими областями и лучше знают все тонкости. Кроме того, даже в своей собственной области эксперт не относится к своим теориям, как вечным истинам и догмам, понимая их неизбежную корректировку и доработку в будущем.

Заключение.

Итак, подведем итоги. Мы разобрали типы неформальных лидеров, их роль в формировании общественного мнения и выяснили, что единственным работающим критерием определения компетентности сетевого эксперта является анализ данных им прогнозов. Если прогнозы не сбывались - он шарлатан. Если большинство прогнозов сбылось - он действительно может считаться экспертом и аналитиком. Если прогнозов нет - он, скорее всего, обычный графоман. 

Сегодня практически все популярные российские неформальные лидеры занимаются не объективным анализом и просветительской деятельностью, а пропагандой и зарабатыванием на собственной популярности. Ни одного сколько-нибудь нетривиального сбывшегося прогноза я от них не слышал.

Популярные неформальные лидеры не в состоянии образовывать народ, ибо вынуждены подстраивать свое мнение под мнение массы. Они не самостоятельны в выборе информационной повестки дня, поскольку ее формируют для них информационные агентства, часто зарубежные.

Поэтому, очевидно, что существующая в рунете популяция неформальных лидеров не соответствует встающим во весь рост задачам по преодолению деградации и началу развития нашего общества. Более того, само сохранение авторитета этих "лидеров" представляет опасность дальнейшего углубления деградации. Для преодоления оной нужны другие лидеры, а также принципиально новые некоммерческие СМИ и независимые образовательные программы, существующие на деньги читателей (зрителей).

А пока всем нам очень важно понять, что ориентация на пресловутый "личный пример" - удел диких бабуинов и преступная халатность для человека разумного. Человек только тогда становится настоящим человеком, когда выделяется из стада и начинает думать своей головой, не попадая в зависимость от авторитетов. Научный метод - наше единственное надежное оружие в вареве информационный войны.